Институт
естественных, математических и технических наук
Институт
филологии
Институт
психологии
и образования
Институт
истории, права
и общественных наук
Институт
культуры
и искусства
Институт
физической культуры
и спорта

Творчество студентов


Назад


О. Иванисина (координатор коллективной работы)

Рождественская феерия


“Если на небе зажигаются звезды,
значит это кому-то нужно”.
С. Экзюпери


Это случилось в последний четверг перед Новым годом, двадцать пятого декабря, в девять часов и тринадцать минут вечера…

За два часа до этого удивительного события прошел первый за зиму снег, и все мальчишки и девчонки скорее-скорее доставали застоявшиеся лыжи, натягивали тёплые свитера и шапочки и кубарем скатывались по лестницам, чтобы первыми успеть прочертить крутую восьмёрку по снежной, без единого следочка, глади.

С последними хлопьями снега от тяжелой фиолетовой тучи отлетело пушистое облачко и пошло себе кружится над домами. С высоты вечерний город казался фантастическим ковром, сотканным из желтых квадратов, светящихся теплотой окон, и голубых неоновых стрел улиц. Голубые стрелы стремительно летели вперед, трассирующим пунктиром пронизывали парки, вприпрыжку разбегались на площадях, широким хороводом окружая новогодние елки.

Голубые стрелы пронзали всю округу, остановилось и облачко, покружилось - и подбросило пригоршню быстрых снежинок-одуванчиков, которые вдруг залили всю округу небывалым светом. Одна из снежинок начала медленно-медленно подниматься вверх. Сияние от нее было таким ярким и мощным, что невольно закрылись глаза…

Вокруг ничего как будто не изменилось – все также кругом лежал снег, звезды с высоты светили загадочным и таинственным светом, но что-то изменилось, словно в воздухе появилось новое, совсем неизвестное и таинственное…

И вдруг видим: на облачке уже сидит какой-то человек, укутанный в синий халат, затканный звёздами. Оказывается, это волшебник, и не было ему равных на белом свете. Он с легкостью превращал капусту в карету, башмак в корабль, а ведьму в соляной столп. И не нужны ему были для этого ни волшебные кольца, ни семимильные сапоги, ни лунный камень, - и без них он мог сделать лягушку царевной, мог пересечь широкую реку или исчезнуть в пламени очага. И вот не осталось такого чуда, которое принесло бы ему удовлетворение.

Вокруг все смеются, радуются, звезды весело подмигивают всему живому на земле, а колдуну – тоска смертная. Чем бы досадить, как бы омрачить радость людей?! Как подчинить их себе?

Он с головой зарылся в колдовские книги, смешал в невиданных ретортах яд василиска, мозг орлана и сок белены и, наконец, после долгих опытов получил прозрачную жидкость, обладающую необычными свойствами. Со всеми предосторожностями он перелил ее в бутыль и стал ждать своего часа.

Небо, словно звездный шатер, блестело всеми своими звездами, даря людям мир и радость. Волшебник начертил в воздухе семь таинственных знаков и, подняв руку к небу, начал произносить заклинания. Час за часом в ночной тишине раздавался его отчетливый голос. И только под утро, когда едва забрезжил рассвет, произошло чудо. Одна из звезд, влекомая неодолимой силой, покинула свое место на небосводе, с головокружительной быстротой мелькнула в воздухе и, пролетев сквозь поднятые руки волшебника, угодила прямехонько в горлышко бутылки.

Звезда, настоящая звезда оказалась там, в стеклянной темнице!.. Это была всего лишь крохотная звездочка, едва различаемая в светлую ночь, но чародей чуть не умер от радости, видя, как она сверкает на дне бутылки.

Неожиданный успех вскружил ему голову. На следующую ночь он продолжил свое колдовство, и новая звезда присоединилась к своей пленной сестре. С тех пор по ночам он только и расставлял свои колдовские сети. Звезд в бутыли становилось все больше и больше. Словно маленькие золотые рыбки, они бились за стеклом, в отчаянии натыкаясь на стеклянную преграду…

Астрономы стали замечать, что светил на небе поубавилось. Не в силах объяснить этот поразительный феномен, они забили тревогу, и газеты наполнились отзвуками их растерянных споров.

Однако люди не очень-то верили астрономам. “Эти ученые, – говорили они, – всегда становятся жертвой собственной науки. Пусть они точнее посчитают свои звезды! У нас и без того забот полон рот”.

Уверяясь в собственной силе и безнаказанности, волшебник принялся за звезды более яркие. Теперь всполошились поэты, пытаясь передать людям свое беспокойство.

Но те были глухи. “Эти поэты, - говорили они, – всегда видят звезды там, где их не должно быть, и удивляются, когда не находят их на следующую ночь. Они просто-напросто бредят. Да их место в сумасшедшем доме!”

Наконец волшебник взялся за самые крупные звезды. Когда исчез хвост Большой Медведицы, даже дети, удивленные тем, что никак не могут найти на звездном небе сказочных зверей, стали осаждать родителей своими вопросами.

Но родители только отмахивались. “Эти дети – говорили они, - еще совсем глупы. Дай им волю, и они тебе такое распишут! Неужто мы будем обращать внимание на детский лепет?”

Однако вскоре наступил день, заставивший всех поверить и увериться в правоте ученых, поэтов и детей: волшебник добрался до полярной звезды. Все на свете компасы внезапно вышли из строя. Поднялась тревога. Как вести караван через пустыни, корабли по океанам, как путешественники доберутся до полюса? А если еще и луна исчезнет неизвестно куда?

Теперь всю ночь люди пристально вглядывались в небо, с ужасом спрашивая самих себя, что еще их ожидает? Но возгордившегося чародея уже ничто не могло остановить. Стали исчезать звезды первой величины, и, когда пропала голубая Вега, самая красивая звезда из созвездия Лиры, началась паника.

А волшебник стал ждать того часа, когда весь мир преклонит перед ним колени, и тогда он спасет род человеческий от неминуемой гибели!

В самый разгар этого всеобщего безумия несколько старых женщин вспомнили об одной фее, которую знали еще их бабки. Толпа дровосеков бросилась обшаривать лес, куда она однажды удалилась. Пробившись сквозь непроходимую чащу, дровосеки обнаружили под огромным дубом хижину из стеклянных нитей, а перед ней поляну, по которой прохаживался павлин. Каково же было их удивление, когда павлин спросил:

- Что вы здесь делаете, дровосеки?

- Мы ищем фею, - отвечали дровосеки.- Давным-давно она поселилась в этом лесу.

- Дело в том, что каждую ночь с неба исчезают звезды. Весь мир в отчаянии – он оказался во власти отвратительных чар, и только фея способна их развеять.

Тут дровосеки даже рот открыли от удивления: хвост павлина превратился в платье, сверкающее драгоценными камнями, хохолок – в изящную платиновую корону и вместо павлина перед ними предстала фея невиданной красоты. Фея произнесла:

- Так и быть, я вам помогу. Но никогда больше не ищите меня и не просите ни о чем. Колдовство будет бессильно, если каждый вечер тысячи людей начнут восхищаться ночным небом и любоваться созвездиями – никакие чары не смогут покорить их искренние чувства. Только воодушевление и любовь могут остановить злое волшебство. Идите с миром, дровосеки, и повторяйте все мои слова до тех пор, пока люди не станут разумнее и добрее!

Едва дровосеки покинули поляну, фея поднесла к губам березовую свистульку, висевшую у нее на цепочке, и трижды свистнула. В тот же миг стаи птиц буквально обрушились на ветви дуба, нависавшего над хижиной. Птицы летели отовсюду, и вскоре дерево превратилось в огромный букет из крыльев, щебета и трелей.

- Спасибо, друзья, за то, что вы так быстро откликнулись на мой призыв, - сказала фея, - Однако мне нужны только ночные птицы. Остальных я сегодня отпускаю.

Казалось, что на дерево налетел невидимый ветер, сорвавший целые гроздья поющих листьев; на ветвях остались только филины, совы и соловьи. Фея продолжала:

- Могущественный волшебник срывает с неба и берет в плен звезды. Я должна узнать, как он это делает. Нужно отыскать его убежище, чтобы пресечь зло. Летите во все стороны, садитесь на самые высокие деревья, смотрите: каждая летящая звезда оставляет после себя светящийся свет. Узнайте, как можно точнее, куда падают звезды! Об остальном я позабочусь сама. В путь, мои друзья!

Наутро тысячи птиц со всех уголков света вернулись к фее. Выслушав их, она поняла, что волшебник скрывается в знаменитом замке Оф. При дневном свете это были страшные руины, в которых кишмя кишели гадюки, скорпионы и жабы, но с приходом темноты замок опять становился величественным и роскошным.

У феи созрел план. Не раздумывая ни секунды, она превратилась в старую ведьму. Платье с драгоценными камнями стало грязным, с дырявыми лохмотьями, а волшебная палочка – помелом, на которое ведьма тотчас же и взгромоздилась.

Взвившись в небо, она опустилась на сосну, как раз напротив развалин замка Оф. Едва зашло солнце, как древние стены стали подниматься из руин, словно мириады невидимых гномов ставили камень на камень, пока не возник великолепный дворец, стекла которого замерцали в последних отсветах уходящего дня.

Одна из дверей на балкон последнего этажа медленно приоткрылась. Улыбка мелькнула на губах феи, притаившейся на дереве. И вот наступила безоблачная тихая ночь, - все только и ждет появления звезд.

Увы! На небе не осталось ни единой звездочки, словно на лужайке, на которой злой мальчишка вырвал все цветы. Тщетно было искать красный Альдебаран, или голубую Вегу, или сверкающий Сириус, и фея печально созерцала пустой небосвод. Внезапно она увидела звезду Бетельгейзе, поблекшую, как цветок, у которого перерезали стебель. Время от времени сильные толчки заставляли Бетельгейзе вращаться вокруг собственной оси. Звезда долго сопротивлялась притяжению колдовских заклинаний, но, наконец, сорвалась и стала падать вниз, окруженная облаком света. Фея следила за ее полетом – до самого балкона замка Оф.

Смеясь во все горло, волшебник схватил бутыль, где среди других звезд билась новая пленница. От Бетельгейзе исходили такие ослепительные лучи света, что глаза самого волшебника превратились в два ярких огня. Наконец, оторвав глаз от бутылки, он заметил на балконе какую-то старую ведьму – та сидела на перилах, сжимая в руках помело и презрительно глядя на чародея. Волшебнику ничего не стоило превратить ведьму в соляной столп, и он рассмеялся при мысли, какую дурную шутку он сейчас сыграет с незванной гостьей.

- Вы оказали мне честь своим визитом, - сказал он высокомерно. – Сколько же стоит эта честь?

Ведьма показала на бутыль, сверкающую пламенем.

- Ха-ха-ха, - загоготал чародей.

- Вы, очевидно, полагаете, что я предложу вам несколько звезд, украсить вашу безобразную шею?

- Речь не обо мне, - спокойно ответила ведьма, - но о таких святых вещах, которых не касаются даже знаменитые феи и волшебники. Я говорю о звездах. Выпустите их из бутылки и отправьте назад, на небо.

- Что это взбрело вам в голову, старая вы сова, столь нагло вмешиваться в магию колдовства? Кого интересует ваше мнение?

Бросившись к ведьме, он схватил ее за руки, втащил в комнату и силой усадил напротив бутыли.

-А теперь, - язвительно добавил он, - я буду иметь честь превратить вас в соляной столп. Я уж позабочусь о том, чтобы только глаза оставались у вас живыми и чтобы вы могли целую вечность созерцать шедевр самого могущественного чародея на земле!

Сжимая запястья старухи, он медленно и свирепо произнес:

Забудь, кем ты была дотоль.

Застынь поперек и вдоль.

Усни навсегда, как соль.

И вдруг волшебник оцепенел: ведьма на его глазах превратилась … в фею в таком сверкающем платье, перед которым померк даже блеск пленённых им звезд. Колдун задрожал, ноги его подкосились, лицо побледнело, а глаза позеленели от страха. Он хорошо знал, что заклинание, только что им произнесенное, становится смертным приговором для волшебника, если оно обращено к столь же могущественной и всесильной фее.

- Вот куда завела тебя безудержная гордыня, - сказала фея. – Ослепленный своей властью, ты даже не заметил, что ведьма, которую ты хотел заколдовать, оказалась поддельной – ведь у нее не было крючковатого носа, который бывает у истинных ведьм. В назидание всем честолюбцам на свете ты будешь подвешен к луне, вороны выклюют твои глаза, а мучения будут продолжаться тринадцать ночей!

Затем фея подняла волшебную палочку и прикоснулась к бутыли. Стекло с треском лопнуло, и начался небывалый фейерверк: подобно ракетам, звезды с веселым свистом стали взлетать одна за другой. Пошел настоящий огненный град, и вся вселенная засверкала, как сверкает небо в большой праздник…. Деревья пели, горы ликовали, равнины радостно перекликались друг с другом. Казалось, весь мир купается в звездной пыли!

Больше часа продолжалось это буйство света, и лицо злого волшебника было обезображено ужасом: каждый сверкающий след за звездой жег ему глаза, каждый возглас радости раздирал ему грудь, каждый вздох освобождения пронизывал его сердце.

А фею с тех пор уже никто не видел. Но слова ее не забылись. Тысячи людей восторженно рассматривают созвездия, а те, кого разлучает судьба, обещают друг другу, где бы они ни были, смотреть каждую ночь в один и тот же час на одну и ту же звезду. И тогда все сбудется! Разлука отступит!

Что случилось?… Опять все так тихо, таинственно… На небе светает, сверкают звезды, и звездочки ведут свой бесконечный хоровод. На облачке никого нет. – А что это там? Как яркая маленькая молния вверх поднялась снежинка, подмигивая и улыбаясь нам, живущим на земле. К ней присоединились другие звезды, они облетели ее и вдруг все взорвались – на тысячу сверкающих цветных осколков. Да это же Сияние, Северное Сияние! Оно пришло озарить нас своим светом, чтобы на всей земле всегда царил мир, доброта, честность, порядочность, верность.

Официально